supported by
/
  • Streaming + Download

    Includes high-quality download in MP3, FLAC and more. Paying supporters also get unlimited streaming via the free Bandcamp app.

      name your price

     

1.
2.
3.
04:23
4.
5.
6.
7.
8.
9.

about

This is a compilation of unreleased tracks

credits

released December 12, 2008

tags

license

all rights reserved

about

Дом Вдовы (House of Widow) Russian Federation

House of Widow [project] was founded in 2002 by Konstantin, its only member. This project combines his old fascination with folk and mysticism and music which he was composing at the time.

contact / help

Contact Дом Вдовы (House of Widow)

Streaming and
Download help

Track Name: Аврелия (unofficial version) part II
...чтоб вновь из тела внучки
Вещи вырезали
И в пламенной печи
Пекли и поджигали.
И гари запах шел по всему дому,
Гурман гурману:
«Орган человечий дорог!»
А внуки приготовили
Сердца на блюдцах,
Столь изящно и искусно!
Их не сравнить, пожалуй,
С поварами, что у царей бывали,
Кровь сжигали.
А на подносах внутренности и тела
Возделаны сурово...
Где руки, ноги, головы лежали
И наслажденье людоедам доставляли...
Track Name: Вдовье молоко
Когда он вошел, госпожа сидела босая и плакала в свои волосы.
Перед ней на треножнике стоял башмачок, в нем хлеб, а на носке башмачка
горела восковая свеча. Под волосами виднелись обнаженные груди госпожи,
обрамленные, как глаза, ресницами и бровями и из них, как темный взгляд капало
темное молоко... Руками с двумя большими пальцами она отламывала кусочки
хлеба и опускала их себе в подол. Когда они размокали от слез и молока, она
бросала их к своим ногам, а на пальцах ног у нее вместо ногтей были зубы.
Прижав ступни к друг к другу, она этими зубами жадно жевала брошенную пищу,
но из – за того, что не было никакой возможности ее проглотить, пережеванные
куски валялись в пыли вокруг...

М. Павич «Хазарский словарь»
Track Name: Дом
Сказы бытия и слезы от веков
Беспечность унесла с собой
Во погреб сладких снов.
И Дом стоит как прежде
Страшная мощь внутри
И разложенье тлена на пепле тишины.

И средь дубов высоких
В тени безумных вод.
Разгневан и разорван
На части растолчен.
И аурой небесной
Стрелою вслед пробит,
Они пришли взглянуть на Дом
Снаружи страх сквозит...

И воздух жаждет сырой мглой
Одеться и вздохнуть.
И кроны древьев утаят
Тот нежный запах – муть.
И как громада снов у дев
Растает вмиг над нами.
Уйдет, рассеется во тьме
Неслышными шагами.

Дом черной тени от веков
Закрыт на прочный ключ – засов...

Надгробный камень у дверей
Свидетель всех тех черных дней.
Молчит, стоит неколебим
Над лестницей, что перед ним!

Ты хочешь внутрь заглянуть?!
Погрезить страшными словами,
Открыть врата бездомных душ
И поиграть костями?!

Но шорох мертвых листьев под ногами
Разрежет слух покойника,
Что между нами.
Сидит и что – то тихо говорит
Гнилой оскал улыбку извратит,
Огонь костра затушит моментально
И в Дом двери откроет
Будто бы случайно....
Track Name: На дне колодца тень ребенка рвется...
Мне предложили мир
В котором, давно покоя нет
Ни здесь, ни там.
И душ бесплотных толпы окрыленных
Блуждают, но бесцельно по углам.

И среди них я узнаю знакомых
Давно ушедших в мир иной, увы.
Но не проронит здесь никто ни слова
Души глухи, слепы, немы.

Мне Дьявол предлагал взять их тела
Составить парадигму снов
Во страх и во спасенье.
И предлагал взять руки их и их сердца,
Развесить здесь на ветвях у деревьев.

А кровь их – яд, она вредит
И боль приносит в тело.
А в теле демон говорит,
Что Смерть уж подоспела.

Ребенок, бедный, голову склонил и тихо плачет –
Мать с отцом ушли...
И он один остался, совсем один.
А на кровати: два тела
Без ног и головы!

(старые крысы, вы отъелись на мертвом мясе из гробов...)

Тихо безумие подкралось
И влилось под печальный стон,
Спустилась томная усталость
И в теле растворилась словно сон...

Серой пеленою комната накрылась
Ничего невидно, не на что смотреть.
Только лишь к колодцу тень ребенка рвется
За собою тащит Страх и Смерть в мешке.

Маленькие пальцы впились в мешковину,
Силы на исходе, звезд на небе нет.
Тьма и кто-то тихо шепчет ему в спину:
«Ты нас отпусти, мы побудем здесь»

Сердце громко бьется, здесь он не один
Прямо из колодца мрак и страх теснил.
Тихо воды Стикса плескают внизу
Злые вереницы душ, что не спасут.
Плачут там и стонут, верно, больно им
«Кто бы им помог там?» - мальчик говорил.

Восковые руки, свинцовая вода
Вены очень туги, кровь в них невидна.
Внизу на дне колодца Стикса берега
Сталь легла на вены – таяла беда.

Разгрызенное мясо на дне колодца тонет,
Стонет.
Нужно восхищаться этим диким сном,
Потом.
Там где бед суровых нет исхода более,
Коль,
Ребенок там, на дне навечно погребен.

Где-то около трехчасья
Смерть боролась с жизнью.
В этой битве не было только никого.
Он проститься с миром,
Окунется в воды Стикса
Дно к себе притянет
Там его ведь дом.

Глубоко на дне колодца
Тень ребенка тонет, рвется.
Звезды плачут в небесах,
Боль с несчастьем на глазах.
В спину дует хладный ветер,
Так темно – Луна не светит.
И под тихий шум ночной листвы
С небес срываются мечты...
Track Name: Кислый хлеб
...но чуждых мыслей хоровод
Покоя не давал.
И все твердил: «Вперед! Вперед!»
Закат же потухал...

Раздался, может быть во тьме
Ирэны крик: «Ко мне, ко мне!
Где кислый хлеб, туда пойдем
И будем вместе есть с дождем!
И будем вместе пить с дождем!
Где кислый хлеб, туда пойдем...!!!»
Track Name: Экзорцизм (Плачь Ведьмы)
…свисают мертвые пауки
на нитях-веревках…

Имеющий глаза, да увидит.
Застывший на месте, да застынет.

Среди них ей спокойно
Желания нет.
И не будет она злиться
На солнечный свет.
Закрыла тяжелую дверь
За собой
И словно ушла
На долгий покой.
Здесь в сырости и мраке
Средь знакомой обстановки
Пауков своих пускает
И тихонько напевает
О погибших здесь от солнца.

Тихо голову свою
На камень положив,
(Лижет старую могилу).
А кистями обтирает
Пауков седые спины.
Track Name: (...пожирая свою плоть...)
В тот же самый момент сто двадцать умерших душ
обрушились на них с визгом и урчаньем. Он схватился за меч,
но ее уже рвали на части, раздирая по кускам ее живое мясо,
пока ее крики не превратились в такие же, как издавали мертвецы,
и пока она сама не присоединилась к ним, пожирая еще не съеденные
куски собственного тела.

М. Павич «Хазарский словарь»